Екатерина Головкова: «Музей сегодня – это штаб гражданской активности»


О новой модели и роли музеев в обществе, о новых методах работы, о расширении «Территории Победы» рассказывает в интервью агентству «Победа РФ» помощник директора Музея Победы Екатерина Головкова.

— Близится к концу первый год работы федерального проекта «Территория Победы». Можно ли подводить промежуточные итоги? Есть чем гордиться?

Это действительно очень масштабный проект. За неполный год к нему присоединились более 150 музеев, поддержали 48 региональных министерств культуры. То есть, фактически, более половины страны. Мы создали клуб единомышленников. Партнерами проекта стали и общественные объединения, и различные учреждения.

Думаю, это объясняется той идеологией, на котором строится объединение – сохранение свидетельств войны, создание в стране единого музейного пространства в военно-исторической сфере. Наша задача не только сохранить память, но и помочь современному человеку найти в прошлом духовную и нравственную опору, испытать чувство сопричастности героической истории своей Родины, гордость за великие деяния предков. Если хотите – это и есть духовные скрепы.

— В живом проекте, наверное, не может все складываться гладко?

К сожалению, в некоторых регионах музейное дело финансируется минимально, в музеях очень ограниченный штат. Плюс, бывает достаточно сложно убедить некоторых коллег использовать новые инструменты в работе, которые мы предлагаем. Как вы понимаете, гораздо проще открыть две новых выставки в году, чем собирать аудиторию и проводить тематические встречи, подключаться к вебинарам, организовывать мастер-классы и лекции..

Масштабные цели иногда упираются в суровую реальность. Это приходится учитывать.

— Что успели сделать?

Основная работа – создание и обмен выставками, методическими и образовательными материалами, документальными фильмами и, конечно, опытом выстраивания музейной работы. За неполный год мы «прокатили» по стране выставки посвященные ключевым датам текущего года — «Горячий снег Сталинграда», «Дети и война», «Нормандия — Неман», «День Победы», цикл программ к 75-летию Курской битвы. Инициировали ряд крупномасштабных акций, единовременно стартовавших во всех регионах страны – «Ромашка Победы», «Цифровое небо Победы», «Свеча Победы», например.  Совместно с Поисковым движением России начали проект «Фронтовой портрет. Судьба солдата», к которому подключились региональные партнеры.

Мы регулярно проводим образовательные вебинары для молодежи, в том числе с участием общественных организаций. Например, наши идеи поддерживает и продвигает Российское движение школьников.

Вообще работа с молодыми посетителями музеев – это приоритет. Для этого используются самые современные технологии: квесты, интерактивное интернет-общение, конкурсы.

Для коллег проводим мастер-классы, подготовили цикл видеолекций для региональных музеев. Провели несколько конкурсов, чтобы определить уровень подготовки кадров. Например, профессиональное соревнование экскурсоводов или конкурс на лучший военно-исторический маршрут. Мы постоянно совместно с партнерами ищем лучшие практики, современные решения.

В общем, если говорить о результатах проекта, это будет объемный отчет. Но подводить итоги, думаю, рано.

— В проект вошли и маленькие музеи, школьные. А вы их учитываете в общем списке партнеров как самостоятельные единицы. Это не погоня за цифрами, за масштабом?

Во-первых, маленьких музеев нет. Не бывает. У музея может быть небольшая аудитория, но это легко изменить через проект «Территория Победы». Можно экспозицию школьного музея, условно скажем, из Ульяновской области, показать всей стране. Потому что – она уникальна и того стоит.

Во-вторых, у школьных музеев есть огромное преимущество. Они ближе всех к своему посетителю и активнее всего включены в процесс воспитания и просвещения. Ведь что такое школьный музей? На его основе ежедневно и уроки проводятся, и кружки работают, да еще ребята научные работы ведут, с историей родного края знакомятся.  Это и называется формированием гражданской позиции и воспитанием патриотизма. Реально.

— Каковы направления дальнейшего развития «Территории Победы»?

Продолжать привлекать реальных партнеров проекта и  увеличивать территорию распространения информации. На повестке дня – выход в страны ближнего и дальнего зарубежья. Нашими партнерами становятся крупнейшие музеи стран СНГ, надеюсь, соглашения о взаимодействии мы подпишем уже в самое ближайшее время – на Санкт-Петербургском Международном культурном форуме.

— Музеи каких стран присоединятся?

Казахстана, Белоруссии, Узбекистана, Армении, Таджикистана. Например, в проект войдет мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой». Согласитесь, это один из ключевых музеев для сохранения памяти о Великой Отечественной войне и передачи ее новым поколениям.

— Вы считаете, что в государствах Средней Азии, которые Вы перечислили, сохраняется высокий интерес к той войне?

Конечно, ведь это судьба отцов и дедов. У нас действительно одна история, и Победа у нас общая.

— А в дальнем зарубежье? Ведь там по-другому оценивают ход и итоги войны. Там тоже нашлись партнеры среди музеев?  

Нашим партнером является Россотрудничество, которое для Музея Победы представляет площадки своих зарубежных представительств на всех континентах. А что до оценок – мы опираемся на очевидные бесспорные факты, которые не должны забываться и переиначиваться в угоду политической конъюнктуре. Музеи – хранители свидетельств истины. В этом тоже предназначение проекта «Территория Победы» — внести свой вклад в защиту исторической правды.

Кстати, зарубежные музеи тоже объединяются. Музей Победы инициировал создание Международного комитета истории Второй мировой войны. Основан он накануне Дня Победы – 8 мая – и исповедует те же ценности: сохранение исторической правды, распространение неоспоримых свидетельств о войне. Сегодня в комитет уже вошли музеи из семи стран — Канады, США, Бразилии, Венгрии, Словакии, Словении и Люксембурга. Но, конечно, мы работаем над расширением линейки.

— То есть можно сказать, что проект делает музеи более современными, соответствующими времени?

Смотря, что понимать под понятием «современный музей». Ведь быть современным – это не только демонстрировать и предлагать современные технологии.

Сегодня музеи востребованы как многофункциональные институты, центры активной  общественной жизни. Здесь проходят лекции, конференции, организуются дискуссионные площадки, научные чтения, мастер-классы, проводятся концерты и театральные представления, реализуются различные образовательные проекты.

Вокруг музеев формируются движения добровольцев и волонтеров. Они становятся точкой притяжения, эпицентром общественных акций. Если хотите, музей сегодня – это штаб гражданской активности.

— Совсем не похоже на традиционное представление о музее – с тишиной залов и неторопливостью посетителей…

Да, сейчас музеи становятся общественно–культурными центрами, социально–культурными институтами, которые открыты внешнему миру и активно участвуют в жизни общества. Это касается прежде всего нашей тематики — историко-патриотической. Сейчас в обществе четко сформулирована потребность в таких культурных центрах. Музей перестает быть складом раритетов и хранилищем выработанных догм. Сегодня музей — это реальный институт развития общества и территорий.

Подпишитесь
на рассылку

Получайте новости о последних событиях музея