Таллинский прорыв. 80 лет спустя