Макет рубки-надстройки базового тральщика типа «Фугас» (проект 3; проект 53; проект 53-у и проект 58). СССР

Технические характеристики:

Водоизмещение полное – 494 т
Скорость хода наибольшая – 18,45 узлов

Скорость хода с тралом – 13 узлов

Дальность плавания – 7200 миль

Великая Отечественная войны характеризовалась массовым применением минного оружия, поэтому противоминная оборона на всех морских театрах военных действий (особенно в мелководных районах) была одной из наиболее сложных проблем для советского Военно-Морского Флота.

Базовые тральщики предназначались для обнаружения и уничтожения морских мин с помощью тралов и для проводки кораблей за тралами.

Постройка тральщиков в 1930-х годах являлась одной из приоритетных задач создания надводных сил советского ВМФ. В Советском Союзе перед Великой Отечественной войной по проекту 3 было построено 8 кораблей, по четыре – в Ленинграде и Севастополе. Но еще до их сдачи началось строительство кораблей по несколько откорректированному проекту, получившему № 53. Корректировка в основном учитывала опыт проектирования и технологии постройки первых кораблей этого проекта, кроме этого, в его конструкции был учтен ряд новых требований ВМФ. Всего по этому проекту построили еще 10 кораблей, четыре – в Ленинграде и шесть – в Севастополе. Из них все ленинградские корабли через Панамский канал и два севастопольских тральщика через Суэцкий канал ушли на Дальний Восток для вооружения Тихоокеанского флота, что позволило, как минимум на год, сократить их вступление в строй на Тихом океане, чем если бы они по существовавшей в то время схеме перевозились секциями по железной дороге или на транспортах морем с последующей сборкой на одном из дальневосточных судостроительных заводов. Выявленный ряд недостатков в сторожевых кораблях проектов 3 и 53 был учтен при постройке новых кораблей существенно модернизированного проекта 53-у с «уширенным» корпусом. Эта серия стала самой большой и включала уже 17 кораблей. До войны советский ВМФ успел получить 13 из этих сторожевиков, два из них вступили в строй уже в ходе войны, а еще два – в 1946 году. Однако севастопольцы на кораблях проекта 3 смогли решить проблемы его модернизации с меньшими затратами. По этой причине корабли проекта 53-у строили только в Ленинграде, а в Севастополе приняли решение строить тральщики с «нормальным» корпусом, с учетом мероприятий, проведенных с кораблями проекта 3. Таким образом, после всех изменений, проведенных в Севастополе, получился еще один новый проект 58, по которому было заложено 9 единиц. Два корабля этого проекта перешли из Севастополя на Дальний Восток, еще два так и не успели спустить на воду до начала осады Севастополя осенью 1941 года, а оставшиеся воевали на Черноморском флоте.

К началу Великой Отечественной войны всего в составе советского ВМФ находилось 38 тральщиков проекта 3, проекта 53, проекта 53-у и проекта 58. Из них 17 воевали на Балтийском флоте, 13 – на Черноморском флоте, и 8 – входили в состав Тихоокеанского флота. 1941 год оказался самым трагичным для этих кораблей: погибли 10 балтийских и один черноморский, причем все от подрыва на минах. В это же время в строй был введен только один корабль этого типа. В последующие военные годы потери составили еще два тральщика на Балтике и четыре на Черном море. Правда, балтийский  тральщик Т-210 впоследствии подняли и вернули в строй, а в 1944 году ленинградцы сдали флоту еще один тральщик Т-219. Всего в годы Великой Отечественной войны советский ВМФ потерял 17 тральщиков этого типа, т. е. 53 % от участвовавших в боевых действиях.

За время войны на морях Советского Союза противник выставил более 77000 контактных мин и минных защитников и около 6500 неконтактных мин. На всех театрах военных действий и особенно на Балтике минная опасность потребовала большого напряжения тральных сил, которые, несмотря на их пополнение, были по составу недостаточными, а по качеству тральных средств не могли полностью обеспечить безопасность плавания кораблей и судов. Наибольшую опасность и сложность при тралении представляли неконтактные мины с магнитными, акустическими и гидродинамическими взрывателями, с приборами кратности, срочности и другими противотральными устройствами. Массовые постановки мин с воздуха, наряду с постановками подводными лодками, увеличили минную опасность в удаленных от линии фронта районах (Карское море, р. Волга и др.). В годы Великой Отечественной войны потери советских боевых кораблей на минах от общих потерь составили: на Балтийском флоте – 49 %, на Черноморском флоте – 24 %, на Северном флоте – 22 %. Всего на минах противника погибло 47 % из всех погибших эсминцев ВМФ. Расход тралов составил в 1941 году – 877, в 1942–1943 годах – 415, в 1944–1945 годах – 256; всего же – 1548 комплектов.

На Балтике основным видом противоминной обороны являлась проводка за тралами (в 1941 году – 50 % всей работы тральщиков). Всего за годы войны за тралами было проведено более 1000 кораблей, судов и плавсредств. Безопасность плавания по протраленным фарватерам достигалась проводкой за контактными тралами размагниченных кораблей (2–3 ряда тралов), а также организацией противоминного наблюдения и охраной фарватеров. В ходе Великой Отечественной войны советскими моряками была выработана новая тактика тральных сил, сущность которой состояла в комбинированном тралении с использованием различных неконтактных тралов. Всего с 1941 по 1945 год (включительно) на Балтике провели за тралами 170 подводных лодок, до 250 надводных кораблей, около 300 конвоев общей численностью более 970 кораблей, судов и плавсредств. За время войны тральщики Краснознаменного Балтийского флота прошли 1200000 миль, из них с тралами – 782000 миль, или 60 %, вытралив около 5000 мин, или более 8 %, в том числе 300 неконтактных, или 5 % из выставленных на Балтике. Потери тральщиков составили 70 единиц. По мере появления на вооружении неконтактных тралов и совершенствования системы размагничивания кораблей потери в корабельном и судовом составе сокращались, а эффективность траления возрастала. Так, в 1944 году тральщики флота прошли с тралами 286000 миль и вытралили 2813 мин, т.е. примерно в 2 раза больше, чем за первые три года войны. При этом наиболее напряженно и эффективно использовались катера-тральщики, которые прошли с тралами 210000 миль (68,6 %) и вытралили 93,5 % мин. Общие потери Балтийского флота на морских минах за годы Великой Отечественной войны составили 151 корабль и катер, или 63 % всех потерь ВМФ на минах.

На Черном и Азовском морях минная угроза была значительно меньше, чем на Балтике. Мины ставились противником в западной части Черного моря, в районе военно-морских баз, портов Крыма и Кавказа, в Керченском проливе и Азовском море. Борьба с минной опасностью на Черном море началась с первых дней Великой Отечественной войны. Были выработаны и успешно применялись все существующие средства и способы борьбы с неконтактными минами: баржа с металлом, глубинное бомбометание со сторожевых катеров, маневрирование сторожевых катеров на переменных скоростях, подводные взрывы фугасов, магнитно-акустическое траление. С 7 апреля по 12 мая 1942 года в Керченском проливе авиация противника произвела самую большую минную постановку на Черном море – более 360 неконтактных мин. Из этого количества 110 мин удалось уничтожить, в том числе бомбометанием со сторожевых и торпедных катеров – 87 мин и переменными ходами катеров – 3. Плавание по фарватерам не закрывалось. С целью минной блокады портов и баз Черноморского флота авиация противника выставила более 830 неконтактных мин, из них силы и средства противоминной обороны уничтожили 242 мины, или 29 %, в том числе глубинными бомбами – 177, шумами катеров – 21, электромагнитной баржей – 36, тралами – 2. Для неконтактного траления, из-за отсутствия тральных сил и средств, было характерно широкое применение для подрыва мин сторожевых и торпедных катеров. Наиболее эффективным оказалось глубинное бомбометание. Из 423 неконтактных мин, уничтоженных силами флота, 161 вытралили и 236 уничтожили контрвзрывами. Кроме того, на подходах к Феодосии, Одессе и Очакову вытралили 762 якорных мины и минных защитника. Исключительно трудоемкой и опасной была очистка от мин освобожденных портов и баз. Всего в 1943–1944 годах советские тральщики на Черном море уничтожили 207 донных неконтактных мин противника.

На Севере противник в годы Великой Отечественной войны выставил около 10 000 мин, что создало серьезную минную опасность в ряде районов. Опасность представляли и плавающие мины, сорванные штормами с якорей. Организация противоминной обороны осложнялась колоссальными размерами театра военных действий, наличием сильных течений, недостатком тральных сил и отвлечением тральщиков для дозорной службы и конвоирования. В организации противоминной обороны Северного флота главное внимание уделялось фарватерам на подходах к базам и в горле Белого моря, летом 1943 года и 1944 года – в проливах Арктики, а с октября 1944 года – и в Варангер-фьорде. При появлении реальной минной угрозы на наиболее важных фарватерах осуществлялось контрольное траление. В 1944–1945 годах случаев подрыва на минах не было. Потери кораблей от подрывов на минах на Северном флоте за годы войны составили 3 % от всех подобных потерь ВМФ.

В ходе послевоенного боевого траления в 1945–1947 годах было вытравлено и уничтожено более 14000 контактных и 800 неконтактных мин. На Балтике траление вели 100 тральщиков и 178 катеров-тральщиков Краснознаменного Балтийского флота. Общая площадь протраленных районов составила до 20000 морских миль.

Установленный на стилизованной палубе эсминца макет рубки-надстройки на базовом тральщике типа «Фугас» предназначался для размещения командных постов, боевых постов, систем и приборов управления кораблем и техническими средствами корабля. Он состоит из командирского мостика, двух кубриков и мачты.

Вооружение:
100-мм артиллерийская установка Б-34 – 1 ед.
45-мм артиллерийская установка 21-КМ – 1 ед.

37-мм артиллерийская установка 70-К – 3 ед.
12,7-мм спаренные пулеметы ДШК-2 – 4 ед

Тралы – 2 ед.

Бомбосбрасыватели – 2 ед.

Мины заграждения образца 1936 года – 31 ед.

Глубинные бомбы М-1 – 20 ед.

Экипаж – 66 человек