Советскому Союзу принадлежит первенство в создании наиболее совершенных реактивных систем залпового огня, в которых удачно сочетались большая мощь огневых залпов с высокой подвижностью и маневренностью. Разработка 82-мм и 132-мм реактивных снарядов началась в Советском Союзе в 1930 году. После принятия на вооружение ВВС 82-мм реактивных снарядов класса «воздух-воздух» РС-82 (в 1937 году) и 132-мм реактивных снарядов класса «воздух-земля» РС-132 (в 1938 году) ГАУ поставило перед разработчиком этих снарядов — Реактивным НИИ (переименованным в НИИ-3), создать реактивную полевую систему залпового огня для снарядов РС-132. В феврале 1938 года НИИ-3 под руководством А.Г. Костикова приступило к работам по созданию средств для залпового огня или стрельбы очередями реактивных снарядов. Уже в августе инженер И.И. Гвай представил проект автономного полевого комплекса, включавшего механизированную установку с пусковыми устройствами и системой прицеливания, смонтированную на автомобиле ЗИС-5, и комплект реактивных снарядов с химическими (первоначально) или осколочно-фугасными (в окончательных вариантах, принятых на вооружение) боеголовками. Он обосновал не только конструкцию установки, но и тактику ее применения: заряженная установка скрытно занимает боевую позицию, время подготовки к стрельбе составляет 3 — 4 минуты, длительность залпа — несколько секунд. Сразу после стрельбы установка немедленно покидает позицию и становится неуязвимой для ответного огневого удара противника. Таким образом, получилась маневренная, быстроходная боевая машина, способная вести одиночный, групповой и залповый огонь. В этом случае, присущий стрельбе одиночными ракетными выстрелами главный недостаток — повышенное рассеивание снарядов у цели — компенсировался применением залпового огня. К лету 1939 года в НИИ-3 был разработан новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший официальное название «М-13». По сравнению с авиационным РС-132 он имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть массой 4,9 кг, а также более высокую кучность стрельбы. К ноябрю 1939 года в НИИ-3 была создана реактивная система залпового огня, получившая обозначение «Боевая машина 13» (БМ-13).

БМ-13 состояла из: реактивных снарядов, пусковых установок, приборов управления стрельбой и транспортных средств. Пусковая установка монтировалась на шасси грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 и представляла собою 16-зарядную пусковую установку, в которой 8 парных направляющих желобкового типа размещались вдоль оси автомобиля, а стрельба велась через кабину водителя. Устойчивость автомобиля увеличивалась введением опорных домкратов. Заряжание установки производилось с казенной части, т. е. с заднего конца направляющих, что позволяло ускорить заряжание. Установка имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции. Для точного наведения пусковой установки в горизонтальной плоскости был приспособлен артиллерийский прицел и панорама от 122-мм гаубицы образца 1938 года. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован пульт управления огнем, от которого шли провода к специальному аккумулятору и к каждой направляющей. Залп установки состоял из 16 снарядов, которые можно было выпустить за 7 — 10 секунд. Дальность полета реактивного снаряда М-13 (массой 42 кг) достигала 8470 м. Время перевода пусковой установки из походного в боевое положение составляло 2 — 3 минуты. Угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, а угол горизонтального обстрела составлял 20°. Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.

21 июня 1941 года было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о формировании ракетных войсковых частей. В связи с тем, что БМ-13 войсковых испытаний не проходила, было принято решение о формировании 1-й отдельной экспериментальной батареи, и направлении ее на фронт с целью всесторонней проверки боевой эффективности нового оружия. Формирование батареи началось 28 июня 1941 года. На вооружение батареи передали семь опытных пусковых установок БМ-13, а также одну 122-мм гаубицу образца 1938 года в качестве пристрелочного орудия (в дальнейшем от них отказались). Командиром был назначен слушатель Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского капитан И.А. Флерова. 4 июля батарея Флерова вошла в состав 20-й армии Западного фронта, занимавшей оборону по р. Днепр в районе г. Орши. В ночь на 14 июля немецкие части захватили Оршу. Положение для наших войск на этом направлении сложилось очень тяжелым, необходимо было задержать наступление врага хотя бы на сутки для организации обороны на новом рубеже. На станции Орша скопилось много немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим. 14 июля батарея Флерова развернулась на огневой позиции в 5 — 6 километрах и произвела первый залп одновременно из всех пусковых установок БМ-13. В результате мощного огневого удара одновременно 112 осколочно-фугасными и зажигательными реактивными снарядами над станцией разлилось бушующее море огня. Боевая эффективность нового оружия превзошла все ожидания: потери противника в живой силе и технике были очень велики. Огромным было и психологическое воздействие ракетного оружия на врага. А еще через полтора часа батарея Флерова произвела второй залп, на этот раз по переправе через р. Оршицу, на подступах к которой скопилось много техники и живой силы. Результаты были не менее впечатляющими — переправа противника была сорвана, развить успех на этом направлении ему не удалось. Впоследствии с этого участка фронта немцы вывезли три эшелона убитых и раненых. Исключительная эффективность действий батареи капитана Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовала быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Многозарядность РСЗО определяла возможность одновременного поражения целей на значительных площадях, а залповый огонь обеспечивал внезапность и высокий эффект поражающего и морального воздействия на противника. Уже к осени 1941 года в Красной Армии имелось 45 дивизионов трехбатарейного состава (по 4 пусковых установки в батарее). В войсках реактивные минометы БМ-13 получили ласковое название «Катюша». Вскоре началось формирование полков реактивной артиллерии, получивших официальное название «гвардейских минометных полков артиллерии резерва Верховного Главнокомандования». Они состояли из трех дивизионов БМ-13 и зенитного дивизиона (36 БМ-13 и 12 37-мм зенитных пушек). Залп полка составлял 576 132-мм реактивных снарядов, при этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Поскольку производство пусковых установок БМ-13 в срочном порядке было развернуто сразу на нескольких заводах, обладавших различными производственными возможностями, в них постоянно вносились изменения, обусловленные технологией производства. Кроме этого, при развертывании серийного производства конструкцию пусковой установки усовершенствовали, в том числе, заменив использовавшуюся на первых образцах направляющую типа «спарка» на направляющую типа «балка». В войсках одновременно использовалось до десяти разновидностей БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. Поэтому в апреле 1943 года была разработана и принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н. Ее создание позволило упростить конструкцию отдельных узлов и деталей, повысить технологичность их производства, а также удешевить стоимость. Все узлы установки стали универсальными. В конструкцию пусковой установки был введен новый узел — подрамник, позволивший производить сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как это было ранее. В собранном виде артиллерийская часть легко монтировалась на шасси любого автомобиля. Массу артиллерийской части снизили на 250 кг, а стоимость — более чем на 20%, кроме того, существенно повысили боевые и эксплуатационные качества установки. Введение бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя повысило живучесть пусковых установок в бою. Увеличился сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении. Усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы ускорили наведение установки на цель. Как и БМ-13, боевая машина БМ-13Н могла вести огонь реактивными снарядами М-13 и поступившими на вооружение в июне 1942 года реактивными фугасными снарядами М-20. Кроме того, существенно повысило тактическую мобильность частей реактивной артиллерии, переоснащение установок БМ-13Н новой ходовой частью. В качестве основной базы для нее теперь использовался мощный американский трехосный полноприводный грузовой автомобиль «Студебеккер US» (6×6), поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Он имел повышенную проходимость, мощный двигатель, демультипликатор, лебедку для самовытаскивания и высокий клиренс. В апреле 1944 году для БМ-13 появились новые 132-мм реактивные снаряды улучшенной кучности М-13УК с дальностью стрельбы 7900 м. Рассеивание снарядов М-13УК уменьшилось в три раза. С введением этих снарядов могущество советской реактивной артиллерии настолько увеличилось, что вместо полкового или бригадного залпа можно было ограничиться одним дивизионным залпом, мощность которого также возросла. Уменьшение рассеивания снарядов позволило вести огонь по близко расположенным к своим войскам целям. Последнее обстоятельство имело важное значение, поскольку резко сокращался промежуток времени между воздействием снарядов по противнику перед атакой танков и пехоты и самой атакой. Перед частями реактивной артиллерии, вооруженными БМ-13, в основном ставились задачи на поражение открытой живой силы и огневых средств, резервов, артиллерийских и минометных батарей противника. Поражения цели обычно достигали одним залпом. В зависимости от размеров, характера и важности цели залп давали батареей, дивизионом, полком или бригадой. Важнейшими принципами боевого применения реактивной артиллерии в годы войны являлись сосредоточение ее на направлениях главных ударов, а также массированный огонь по особо важным объектам обороны противника. К концу Великой Отечественной войны в состав советской реактивной артиллерии входили 7 дивизий, 11 отдельных бригад, 114 отдельных полков, 38 отдельных дивизионов, в которых насчитывалось свыше 3 000 боевых машин (не считая пусковых рам). Легендарные «Катюши» сыграли важную роль в решающих битвах по разгрому фашистской Германии и ее сателлитов, успешно применялись во всех видах боевых действий, участвовали во всех крупных наступательных и оборонительных операциях.

Производство РСЗО БМ-13 велось в 1941 — 1945 на десятках заводов в европейской части страны, том числе, на заводе им. Коминтерна (г. Воронеж), на заводе «Компрессор» (г. Москва), а также на предприятиях Сибири, Урала и Средней Азии. Всего за годы войны было изготовлено около 11 000 боевых машин БМ-8, БМ-13, БМ-31-12, более 10 тысяч пусковых установок для реактивных снарядов М-31, а также более 12 миллионов реактивных снарядов к ним.

Годы выпуска — 1941 — 1945
Всего выпущено — более 11 000 ед.
Калибр — 132 мм
Масса в боевом положении — 6800 кг
Расчет — 4 человека
Скорость движения — до 40 км/ч
Скорострельность — 16 выстрелов в 7 — 10 секунд
Наибольшая дальность стрельбы — 8740 м
Дальность прямого выстрела — 850 м
Углы обстрела:
По горизонтали — 20°
По вертикали — +4° +45°

Подпишитесь
на рассылку

Получайте новости о последних событиях музея