Вооружение

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152


Несмотря на то, что первые образцы тяжелых самоходных артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще в 1930-х годах, только события Великой Отечественной войны заставили советских конструкторов вновь вернуться к их разработке. Первенцем среди советских тяжелых самоходных установок была СУ-152, созданная осенью 1942 года в КБ Челябинского Кировского завода (ЧКЗ) под руководством Л.С. Троянова в рекордно короткие сроки — всего за 25 дней. Она представляла 152-мм пушку-гаубицу МЛ-20С, установленную в неподвижной броневой рубке, смонтированной вместо башни на шасси тяжелого танка «КВ-1С». Пушку-гаубицу МЛ-20С разработали в КБ Пермского орудийного завода № 172 на базе корпусной 152-мм пушки-гаубицы МЛ-20 под руководством Ф.Ф. Петрова. В феврале 1943 года эта САУ поступила в серийное производство, и уже летом первые 35 самоходок СУ-152, выпущенные ЧКЗ, вошли в состав отдельных тяжелых самоходных артиллерийских полков. Боевое крещение они получили в Курской битве. В ходе битвы на Курской дуге СУ-152 эффективно использовались по своему прямому назначению в качестве тяжелого штурмового орудия поддержки танков и пехоты. Кроме того, только они одни из всей советской бронетехники могли эффективно поражать «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды». Так, один из тяжелых самоходных полков в боях летом 1943 года уничтожил около 20 тяжелых танков «Тигр» и САУ «Фердинанд». За успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцем» советские солдаты дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище — «Зверобой».

Работы по созданию тяжелой самоходной артиллерийской установки (САУ) ИСУ-152 проводились летом 1943 года, когда перед советскими конструкторами очень остро встал вопрос о разработке нового тяжелого танка для Красной Армии. Воспользовавшись своими предыдущими наработками по экспериментальному танку «КВ-13», коллектив КБ Опытного танко-моторного завода № 100 Наркомата танковой промышленности (г. Челябинск) под руководством Ж.Я. Котина создал «объект 237», обладавший серьезными преимуществами перед танком «КВ-1С». В результате чего ГКО принял распоряжение по его скорейшему запуску в серию на Челябинском Кировском Заводе (ЧКЗ). Производству новых танков, получивших обозначение «ИС-85» («ИС-1»), был присвоен наивысший приоритет, а более ранние планы выпуска на ЧКЗ других боевых машин были скорректированы в сторону уменьшения. Начало серийного выпуска танков «ИС» сопровождалось постепенным, но полным свертыванием производства всех выпускаемых на ЧКЗ машин других типов, в том числе и столь необходимых фронту СУ-152. Поэтому перед конструкторами танка «ИС» еще на этапе разработки прототипа танка сразу же был поставлен вопрос о создании и новой САУ на его базе, эквивалентной СУ-152 по вооружению. На стадиях проектирования (ведущий конструктор — Г.Н. Москвин) и постройки опытного образца в июне — сентябре того же года, эта машина получила обозначение «ИС-152». Несмотря на использование пушки-гаубицы МЛ-20С, для новой самоходки броневую рубку пришлось разработать заново. Поскольку корпус танка «ИС» имел меньшую посадку, то рубка новой самоходки получилась более высокой по сравнению с СУ-152, что повысило ее заметность на поле боя, но в то же время обеспечило лучшие условия для работы экипажа. Благодаря накопленному ранее опыту и достаточно большой номенклатуре заимствованных у СУ-152 деталей, прототип новой САУ на базе танка «ИС-2» (получивший обозначение «объект 241») был построен в сжатые сроки к концу октября 1943 года. А уже 6 ноября того же года, после проведения заводских и полигонных испытаний, новую самоходку приняли на вооружение Красной Армии под обозначением «ИСУ-152» (что означало «самоходная установка на базе танка ИС») и запустили в серию на ЧКЗ. САУ «ИСУ-152» отличалась от СУ-152 усиленным бронированием в лобовой части (60 — 90 мм против 60 — 75 мм) и более надежными агрегатами и узлами ходовой части, трансмиссии и силовой установки. В течение первой половины 1944 года в конструкцию этой машины и технологию ее производства вносились многочисленные усовершенствования, что сказалось на высоком качестве изготовления «ИСУ-152». Установки «ИСУ-152» изготовленные на базе танка «ИС-2» образца 1943 года имели цельнолитую, монолитную лобовую часть корпуса, а «ИСУ-152» — изготовленные со второй половины 1944 года на базе танка «ИС-2» образца 1944 года получили лобовую часть корпуса, сваренную из двух катаных бронеплит. Этот вариант самоходки имел увеличенную толщину бронемаски орудия — с 60 до 90 мм, и более вместительные топливные баки. Одновременно с этим, максимальное увеличение выпуска базового танка «ИС-2» привело к тому, что все мощности ЧКЗ был полностью загружены: изготовляемые им бронекорпуса предназначались только для танков, поэтому корпуса для САУ «ИСУ-152» начал поставлять Уральский завод тяжелого машиностроения (УЗТМ) в г. Свердловске. Другой проблемой, с которой танкостроители столкнулись при серийном выпуске «ИСУ-152», стала острая нехватка 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20С. Советские оборонные заводы не могли удовлетворить всех требований танкостроителей, что явилось результатом максимального увеличения выпуска в 1943 году корпусных 122-мм орудий А-19 за счет сокращения объемов производства 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20. Это решение было принято с целью обеспечения Красной Армии средствами борьбы с новым немецким тяжелым танком Pz. Kpfw. VI Ausf H «Тигр». На тот момент только 122-мм орудие А-19 могло на любой дистанции бронебойным снарядом пробить лобовую броню «Тигра». В итоге, по состоянию на январь 1944 года орудия А-19 имелись в избытке, а гаубицы-пушки МЛ-20 для самоходок поступали напрямую с заводов и их хронически не хватало; поэтому на часть выпускаемых тяжелых САУ начали монтировать122-мм орудия А-19 с поршневым затвором. Поскольку в полевом варианте и МЛ-20, и А-19 устанавливались на единый нормализованный лафет 52-Л-504А, то замена ствольной части особых проблем не вызвала; прототип тяжелой САУ, оснащенной 122-мм пушкой А-19 «объект 242» был создан еще в декабре 1943 года. В массовое производство САУ «ИСУ-122» пошла с апреля 1944 года. Со второй половины того же года на части «ИСУ-122» стали устанавливать 122-мм пушку Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение «ИСУ-122-2» («объект 249») или «ИСУ-122С». Они отличались конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности, новой литой маской толщиной 120 — 150 мм. В дальнейшем вплоть до конца войны «ИСУ-152» и «ИСУ-122» выпускались параллельно. В процессе производства в конструкцию «ИСУ-152» неоднократно вводились небольшие, но важные изменения. На машинах поздних выпусков устанавливалась радиостанция 10-РК (вместо 10-Р), 12,7-мм зенитный пулемет ДШК (с октября 1944 года), емкость основных и дополнительных топливных баков была увеличена по сравнению с базовым танком. На этих самоходках также была возможна установка двух дымовых шашек с электрозапалом и устройство их сброса с ручным приводом. Всего, с ноября 1943 года по май 1945 (включительно) было выпущено 1885 САУ ИСУ-152, широко применявшихся в конце Великой Отечественной войны. К производству «ИСУ-152», наряду с Челябинским Кировским заводом, в 1945 году подключился и Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), где был освоен выпуск как танка «ИС-2», так и самоходки «ИСУ-152», причем в 1946 и 1947 годах «ИСУ-152» выпускались только на ЛКЗ. Всего с 1943 по 1947 год было изготовлено 2790 (по другим источникам — 3242 ед.) тяжелых самоходных артиллерийских установок ИСУ-152; 1735 — ИСУ-122 и 675 — ИСУ-122С.

С февраля 1944 года отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 стали перевооружать новыми САУ «ИСУ-152» и «ИСУ-122». Всем этим полкам сразу присваивалось звание «гвардейских». Всего до конца войны было сформировано 53 таких полка (включавших по 21 САУ «ИСУ-152» или «ИСУ-122»), причем часть этих полков имела смешанный состав машин, а, начиная с декабря 1944 года, началось формирование гвардейских тяжелых самоходно-артиллерийских бригад для обеспечения огневой поддержки танковых армий (по 65 САУ). Простота конструкции и эксплуатации САУ «ИСУ-152» способствовали быстрому освоению этих машин экипажами. Впервые новые самоходные установки были широко применены летом 1944 года в ходе операции «Багратион». Для проведения прорыва Красная Армия сосредоточила огромное количество тяжелой бронетехники, в том числе не менее 14 гвардейских полков самоходной артиллерии. За проявленную доблесть при освобождении белорусских городов восемь гвардейских отдельных тяжелых самоходно-артиллерийских полков получили почетные наименования, три — были награждены ордена Красного Знамени, а еще три — орденом Красной Звезды. В дальнейшем ИСУ-152 использовались практически во всех наступательных операциях Красной Армии. Они предназначались для разрушения полевых и долговременных фортификационных сооружений, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки пехоты и танков в наступлении. Соответственно, тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь, использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. Кроме того, САУ «ИСУ-152» становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков. Также тяжелые САУ привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Так, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк 1-го Украинского фронта, вооруженный ИСУ-152, в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил 2 минометные батареи, уничтожил 8 орудий и до батальона солдат и офицеров противника. Боевой опыт на заключительном этапе войны показал, что ИСУ-152 способны успешно решать все эти задачи, причем, выявилось и своеобразное «разделение труда» между «ИСУ-152» и «ИСУ-122»: если первые лучше подходили для штурмовых действий и борьбы с укреплениями, то последние — для истребления вражеской бронетехники. Хотя и «ИСУ-152» могла поражать любые типы танков и самоходок вермахта. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. 20 апреля противник, силою до полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и офицеров. Свою максимальную эффективность «ИСУ-152» показали при штурмах укрепленных оборонительных полос и городов. Немалая часть успеха во взятии Кенигсберга и Берлина принадлежит самоходчикам, воевавшим на «ИСУ-152». Их последние залпы прозвучали в ходе советско-японской войны в августе — сентябре 1945 года во время разгрома Квантунской армии.

Усовершенствование самоходных установок «ИСУ-152» не прекратилось и после окончания Великой Отечественной войны. По своим боевым и эксплуатационным характеристикам они соответствовали требованиям Советской Армии в 1950 — 1960-х годах. Поэтому находившиеся в строю «ИСУ-152» прошли в 1956 году серьезную модернизацию: двигатель В-2ИС заменили — на В-54К с эжекционной системой охлаждения; обновили устройства связи (установлены радиостанция Р-113 и переговорное устройство Р-120) и приборы наблюдения (заменили прицел прямой наводки на ПС-10, на крыше рубки установили командирскую башенку с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТНП). Изменения коснулись и ряда узлов ходовой части; были увеличены емкость топливных баков и боекомплект вырос до 30 выстрелов. Модернизированный вариант самоходки получил обозначение «ИСУ-152К» («объект 241К»). А вскоре, в 1959 году была проведена вторая послевоенная модернизация «ИСУ-152». На эту САУ устанавливались узлы и агрегаты модернизированного варианта базового танка «ИС-2М». К числу одного из основных нововведений этой модернизации относится установка прибора ночного видения. Усовершенствованная самоходка получила обозначение «ИСУ-152М» («объект 241М»). На модернизированные машины устанавливались гусеничные подкрылки по образцу танка «ИС-2М», дополнительные топливные баки и бревно для самовытаскивания в корме машины. Поэтому по своему внешнему виду модернизированные «ИСУ-152К» и «ИСУ-152М» заметно отличались от исходного варианта самоходки. Эти программы модернизации существенно повысили надежность и боевые свойства САУ ИСУ-152, позволив ей еще длительное время (вплоть до начала 1970-х годов) оставаться на вооружении Советской Армии. Кроме того, в послевоенный период шасси ИСУ-152 широко использовалось при создании самоходных ракетных пусковых установок и танковых тягачей БТТ-1.

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152 относилась к типу полностью закрытых бронированных самоходных установок с передним расположением броневой рубки, в которой находилось боевое отделение, совмещенное с отделением управления. Моторно-трансмиссионное отделение размещалось в корме машины. Экипаж машины состоял из пяти или четырех человек и размещался в броневой рубке: командир САУ — впереди справа от орудия; механик-водитель — впереди слева от орудия; командир орудия — слева, позади механика-водителя; замковый — справа, позади командира самоходно-артиллерийской установки; заряжающий — слева, позади командира орудия. Если экипаж состоял из четырех человек, то обязанности заряжающего выполнял замковый. Броневая рубка, изготовленная из катаных броневых листов, устанавливалась в передней части корпуса. Броневая защита сварных корпуса и рубки — дифференцированная, противоснарядная, изготовленная из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 60 и 90 мм. Маска пушки имела толщину 60 мм, впоследствии ее толщина была доведена до 100 мм. Лобовой, скуловые и бортовые листы броневой рубки, а также лобовая литая часть, верхние бортовые и кормовые листы корпуса имели рациональные углы наклона. Лобовая часть корпуса на установках первых выпусков изготавливалась в виде броневой отливки, на машинах последних выпусков конструкцию лобовой части корпуса заменили на — сварную. Кормовой лист рубки и нижние бортовые листы корпуса — вертикальные, также смонтированные под рациональными углами наклона. В лобовой стенке броневой рубки имелись две, а в задней стенке — одна амбразура для стрельбы из личного оружия, закрывавшиеся броневыми пробками. Крыша рубки состояла из двух частей. Передняя часть крыши приваривалась к передним, скуловым и бортовым листам. Задний лист крыши выполнялся съемным и крепился болтами. Посадка и выход экипажа из «ИСУ-152» производились через прямоугольный двухстворчатый люк на стыке крыши и заднего листов броневой рубки, а также через круглый люк справа от орудия. Круглый люк слева от орудия служил для вывода наружу удлинителя панорамного прицела. В верхней створке каждого люка монтировался перископический прибор наблюдения МК-4. У механика-водителя в лобовом листе рубки имелся смотровой лючок с броневой пробкой, в которую был встроен смотровой прибор с «триплексом» и броневой заслонкой. В крыше броневой рубки был установлен вентилятор боевого отделения (закрытый броневым колпаком), что стало значительным преимуществом ИСУ-152, по сравнению с СУ-152, в которой вытяжной принудительной вентиляции не было вообще. Крыша над моторно-трансмиссионным отделением состояла из съемного броневого листа над двигателем, сеток над окнами воздухопритока к двигателю и броневых решеток над жалюзи. В съемном листе имелся люк для доступа к узлам и агрегатам двигателя, закрывавшийся откидной крышкой. Средний кормовой лист корпуса в боевом положении привинчивался болтами, при ремонте он мог быть откинут на петлях. Для доступа к агрегатам трансмиссии в нем имелись два круглых люка, закрывавшихся откидными броневыми крышками. Основным вооружением являлась 152-мм гаубица-пушка МЛ-20С образца 1937/43 годов с поршневым затвором и щелевым дульным тормозом, которая монтировалась в литой установке рамного типа (игравшей роль верхнего станка орудия), справа от осевой линии машины. Противооткатные устройства орудия защищались неподвижным литым броневым кожухом и подвижной литой сферической бронемаской (заимствованной у СУ-152), которая выполняла и функции уравновешивающего элемента. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела некоторые отличия, по сравнению с полевой, в ней были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом; ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины; цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания. До мая 1944 года в пушке-гаубице МЛ-20С использовался ствол со свободной трубой, а позже — ствол-моноблок, в связи с чем, стволы этих орудий в «ИСУ-152» стали невзаимозаменяемыми с ранее выпущенными стволами. Углы вертикальной наводки составляли от — 3 до +20°, по горизонтали — в секторе 10°. Для стрельбы прямой наводкой использовался телескопический прицел СТ-10 с полунезависимой линией прицеливания, для ведения огня с закрытых огневых позиций — панорама Герца с удлинителем, объектив которой выходил из рубки через открытый левый верхний люк. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3800 м, наибольшая — 6200 м. Скорострельность — 2 — 3 выстр./мин. Гашетка электроспуска находилась на ручке маховика подъемного механизма. На орудиях первых выпусков использовался механический (ручной) спуск. Подъемный и поворотный механизмы секторного типа, крепились на кронштейнах к левой щеке рамки. Боекомплект составлял 21 выстрел раздельного гильзового заряжания с бронебойно-трассирующими остроголовыми снарядами, осколочно-фугасными пушечными и стальными гаубичными гранатами, осколочными гаубичными гранатами сталистого чугуна, а также бетонобойными гаубичными снарядами. Осколочно-фугасная граната массой 43,56 кг (имевшая начальную скорость 655 м/с), при установке взрывателя на осколочное действие наносила поражение осколками на 40 м по фронту и на 8 м в глубину, бронебойно-трассирующий снаряд массой 48,8 кг (с начальной скоростью 600 м/с) пробивал на дистанции до 1000 м 123-мм броневой лист, т.е. — лобовую броню всех танков вермахта. При попадании в башню танка он срывал ее с погона. Причем из-за очень большой массы 152-мм бронебойный снаряд, даже в случае не пробивания сильно бронированной цели, гарантированно выводил ее из строя из-за поломок узлов и механизмов вследствие удара и поражения экипажа за счет многочисленных внутренних отколов брони. Хорошие результаты давал обстрел вражеской техники фугасными и бетонобойными снарядами, так при использовании бетонобойного снаряда по своему прямому назначению, он — пробивал железобетонную стену толщиной около 1 м. С октября 1944 года на вращающемся погоне основания командирского люка стали монтировать зенитную турель с 12,7-мм крупнокалиберным пулеметом ДШК и коллиматорным прицелом К8-Т. Для внешней радиосвязи на САУ устанавливалась радиостанция 10-Р (10-РК); для внутренней связи — танковое переговорное устройство ТПУ-4бис-Ф, а для связи с десантом на корме корпуса имелась кнопка звуковой сигнализации. Силовая установка, трансмиссия, ходовая часть и электрооборудование были заимствованы у тяжелого танка ИС-2. В моторно-трансмиссионном отделении вдоль продольной оси корпуса устанавливался 12-цилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. Он комплектовался топливным насосом высокого давления НК-1 со всережимным регулятором РНК-1 и корректором подачи топлива. Для очистки воздуха, поступающего в цилиндры двигателя, на танке устанавливались два воздухоочистителя марки ВТ-5 типа «Мультициклон». Пуск двигателя производился с помощью инерционного стартера, имевшего ручной и электрический приводы или сжатым воздухом от двух воздушных баллонов. Облегчение пуска двигателя в зимних условиях обеспечивалось путем подогрева воздуха непосредственно в воздухоочистителе с помощью специального подогревающего устройства, которое также могло быть использовано для подогрева боевого отделения машины. Емкость трех основных (внутренних) топливных баков составляла 500 л, запасных (наружных) — 360 л. Два топливных бака: передний правый и передний левый находились в боевом отделении, третий топливный бак располагался в моторно-трансмиссионном отделении справа от двигателя. Четыре запасных топливных бака, не включенные в общую топливную систему, устанавливались по два на наклонных бортах корпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения. В состав механической трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения; четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором (8 передач — вперед и 2 передачи — назад); два двухступенчатых планетарных механизма поворота с многодисковым блокировочным фрикционом сухого трения и ленточными тормозами, и два двухрядных комбинированных бортовых редуктора. Приводы управления планетарных механизмов поворота — механические. Применение планетарных механизмов поворота позволило поднять общую надежность трансмиссии в ИСУ-152, которая как раз была самым существенным недостатком всех танков «КВ» и машин созданных на его базе, в том числе САУ СУ-152. Ходовая часть (применительно к одному борту) состояла из шести сдвоенных литых опорных катков и трех сдвоенных поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца цевочного зацепления. Направляющие колеса — литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц, взаимозаменяемые с опорными катками. Подвеска — индивидуальная торсионная. Гусеницы стальные мелкозвенчатые, из 86 одногребневых штампованных траков шириной 650 мм. Механизм натяжения гусеницы — винтовой.

Год выпуска — 1943 — 1947
Всего выпущено — 2790 ед. (по другим источникам — 3242 ед.)
Масса в боевом положении, т — 46
Мощность двигателя, л.с. — 520
Максимальная скорость по шоссе, км/ч — 35
Запас хода по шоссе, км — 220
Экипаж, чел. — 4 — 5
Вооружение: 152-мм пушка-гаубица; 1×12,7-мм пулемет ДШК
Боекомплект, выстр./патр. — 21/250
Бронирование: лоб башни/лоб корпуса, мм — 90/60


Подпишитесь
на рассылку

Получайте новости о последних событиях музея