Изобразительные материалы

Першудчев И.Г. Портрет Героя Советского Союза сержанта М.А. Егорова. Отлив [1985 года.] Бюст. Бронза, гранит, литье, шлифовка. 57х30х26 см.


Першудчев И.Г. Портрет Героя Советского Союза сержанта М.А. Егорова. Отлив [1985 года.] Бюст. Бронза, гранит, литье, шлифовка. 57х30х26 см.

29 апреля 1945 года начались бои за рейхстаг, овладение которым было возложено на 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. В ночь на 1 мая разведчики 756-го полка 150-й стрелковой дивизии М. Егоров и М. Кантария водрузили красное знамя над рейхстагом, ставшее символом Победы. «Но о своих заслугах, по скромности, эти парни ничего не могли рассказать,- сетует Субботин в своей книге «Как кончаются войны». Поэтому о подробностях подвига Егорова и Кантарии мы узнаем из преведенных в книге Н.С. Платоновой воспоминаний командира 756-го полка полковника Федора Матвеевича Зинченко и капитана Неустроева: «Офицер разведки капитан Кондрашев представил мне двух разведчиков - Егорова и Кантария. Я знал их: это были смелые, храбрые люди, прошедшие огонь и воду. Я им сказал, в чем их задача. Они загорелись: — Есть, сделаем товарищ полковник. Не так-то просто было со знаменем в руках, добраться из «дома Гиммлера» до рейхстага. И мост через ров, вернее его остатки — торчащие рельсы и трубы, залитые водой, — и королевская площадь простреливались противником со всех сторон».

Капитан Неустроев как бы продолжает рассказ уже из здания рейхстага: «Часов в десять вечера пришел полковник Зинченко. Его сопровождали подполковник Ефимов, майор Соколовский и Кондрашов. Их приходу я был рад.

— Капитан Неустроев, доложите обстановку.

Я обстоятельно доложил суть дела. В этот момент на площади зачастила автоматная и пулеметная трескотня.

— Несут! — облегченно вздохнул полковник.

И вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика – сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище. Это оказалось знамя Военного совета 3-й Ударной армии под номером 5. Ему суждено было стать Знаменем Победы!

Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи. Им расчищали путь автоматчики роты Сьянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышалась стрельба и грохот разрывов гранат...

Прошло с полчаса, Берест и разведчики все не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.

«В сопровождении бойцов с боями стали прорываться на третий этаж - рассказывает Егоров, — закрепили знамя в окне. Но это никого не удовлетворило: лучше всего установить знамя на крыше.

Крыша непрерывно простреливалась со всех сторон, особенно со стороны Тиргартена. Необходимо было действовать очень осторожно, чтобы выполнить задание. Крыша просматривается отовсюду; кругом рвутся снаряды. Мы стоим и обдумываем, куда лучше его поставить. Держимся за железного коня, чтобы воздушной волной нас не снесло. В это время осколок ударил в самого коня и пробил ему брюхо. Конь был полым, и образовалась дыра. Кантария говорит: — Давай сюда просунем. Мы воткнули древко в пробоину железного коня и начали спускаться вниз. Навстречу бежит боец: — Знамя видно только с одной стороны — кричит он, - потом снизу получается, что держит его в руках верховой, что на железном коне сидит. Меня послали переставить его.

— Нет, шутишь, — говорим мы ему, — за совет спасибо, а уж знамя сами поправим.

Мы снова поднялись на крышу. Под ногами скрипит битое стекло. Повсюду осколки снарядов валяются... Купол весь разбит, остались одни ребра. Решили мы по этим ребрам подниматься. Посмотрели вниз через купол — пропасть глубокая, жутко. Но времени терять нечего. То и дело на крыше снаряды рвутся. Кантария впереди, а я сзади него, карабкаемся вместе по ребрам купола. Поднялись на самый верх, выше некуда. Привязали покрепче знамя чехлом и спустились вниз».

Мягкая моделировка формы и живая выразительность лиц Егорова и Кантарии создают пластически цельные и типически характерные образы. Перед нами люди, прошагавшие во имя искоренения фашизма по дорогам войны пол - Европы. Перед нами люди, своими мыслями устремленные к родной земле. По манере лепки с детальной проработкой пластической формы, по выразительности художественного языка, по суровой правдивости, оба бюста принадлежат героическому времени Великой Отечественной войны.

Першудчев Иван Гаврилович (1915 -1987)

Скульптор.

И.Г. Першудчев посещал изостудию при Дворце пионеров. Будучи школьником увлекался лепкой и рисованием, писал лозунги для заводских «красных уголков». В 16 лет пошел работать на завод, в фабрично-заводское ученичество при заводе им. Ф.Э. Дзержинского. В 1933 году профорганизация завода направила Першудчева на учебу в Днепропетровское училище.

В 1933-1937 гг. учился в Днепропетровском художественном училище.

В 1937-1941 гг. учился в Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина Академии художеств (ИЖСА, Ленинград) у В. В. Богатырева и М. Г. Манизера.

Великая Отечественная война застала Першудчева за работой по скульптурному оформлению вокзала Саранска. Несмотря на бронь он явился в военкомат. Добровольцем ушел на фронт, рядовым воевал на подступах к Москве. Под Наро-Фоминском был ранен. После излечения в госпитале Першудчев работает в воинском клубе в действующих частях Красной армии. От Дона до Эльбы прошел художник-боец в составе войск Воронежского, а затем 1-го Украинского фронтов. В 1943 году на Воронежском фронте скульптор создает первый портрет командира авиационного полка штурмовиков Героя Советского Союза П. Ф. Сыченко. Здесь же родилась идея создания для фронтовой выставки галереи бюстов советских воинов, отличившихся в боях, над которыми скульптор работал непосредственно на полях сражений. Делал зарисовки и лепил в блиндажах, окопах, в землянках, на броне боевых машин танковой армии Катукова, среди городских руин. Скульптору удалось создать целую галерею скульптурных портретов фронтовиков: портреты генералов С. А. Ковпака и О. Ф. Федорова, Г. Е. Катукова, санинструктора Марии Щербаченко, лейтенанта В. С. Чергина и командира разведывательного взвода Любови Карцевой и др.

В мае 1945 года, за один только месяц, И. Г. Першудчев создал семь портретов: майора Соколовского, героев, водрузивших Знамя Победы над рейхстагом – М.А. Егорова и М.В. Кантарии, капитана К.Я. Самсонова, двух генералов – командира корпуса С.Н. Переверткина и командира дивизии В. М. Шатилова, а также командира полка полковника Зинченко.


Подпишитесь
на рассылку

Получайте новости о последних событиях музея