Изобразительные материалы

Погорелов В.М. - Шостакович Д.Д. 1946. Фигура по пояс. Фаянс. 30х24х20 см.


Погорелов В.М. - Шостакович Д.Д. 1946. Фигура по пояс. Фаянс. 30х24х20 см.

«Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу – Ленинграду я посвящаю свою Седьмую симфонию».

Дмитрий Шостакович

Первые недели Великой Отечественной войны Шостакович встретил в своём родном городе – Ленинграде, где он начал писать Седьмую «Ленинградскую» симфонию. Композитор работал над ней с необычайным творческим подъемом, хотя писать получалось урывками. Вместе с другими ленинградцами Дмитрий Дмитриевич участвовал в обороне города: работал на строительстве противотанковых укреплений, был бойцом противопожарной команды, по ночам дежурил на чердаках и крышах домов, тушил зажигательные бомбы. В середине октября 1941 года Шостакович был эвакуирован в Куйбышев, где в декабре была написана финальная часть Седьмой симфонии. Премьера состоялась 5 марта 1942 года на сцене Театра оперы и балета в исполнении оркестра Большого театра под управлением С.А. Самосуда. 29 марта 1942 года симфония была исполнена в Москве. Она также прозвучала в Ташкенте, Новосибирске, Нью-Йорке, Лондоне и Стокгольме, и теперь «свою» Седьмую симфонию с особым нетерпением ждали жители блокадного Ленинграда.

Из воспоминаний о войне живописца И.А. Серебряного: «В моей памяти о блокаде одно из первых мест занимает музыка. Когда ее не было – не было и жизни. Сейчас это трудно себе представить. Но было действительно страшно: город без музыки, круглосуточно! По радио только нервный стук метронома. Только вой сирен, тревоги и сигналы отбоя – и снова тревоги, и снова отбои…».

Музыка в Ленинграде замерла, будто замерзла. Даже радио ее не транслировало. И это в Ленинграде, одной из музыкальных столиц мира. Последний концерт в филармонии прошел 7 декабря 1941 года. Да и некому было играть… Из ста пяти оркестрантов несколько человек эвакуировалось, двадцать семь умерло от голода, остальные стали дистрофиками, не способными даже передвигаться.

2 июля 1942 года двадцатилетний летчик лейтенант Литвинов под сплошным огнем немецких зениток, прорвав огненное кольцо, доставил в блокадный город медикаменты и четыре нотные тетради с партитурой Седьмой симфонии. На следующий день в «Ленинградской правде» появилась коротенькая информация: «В Ленинград доставлена на самолете партитура Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. Публичное исполнение ее состоится в Большом зале Филармонии».

Когда в марте 1942 года репетиции возобновились, играть могли лишь 15 ослабевших музыкантов. Художественный руководитель Радиокомитета Яков Бабушкин диктовал машинистке очередную сводку о состоянии оркестра: «Первая скрипка умирает, барабан умер по дороге на работу, валторна при смерти... И все-таки эти оставшиеся в живых, страшно истощенные музыканты и руководство Радиокомитета загорелись идеей во что бы то ни стало исполнить Седьмую симфонию …Исполнителей искали по всему Ленинграду – так по радио был объявлен призыв ко всем музыкантам, находящимся в городе, явиться в Радиокомитет для работы в оркестре». Инициатором и организатором исполнения Седьмой симфонии в осажденном Ленинграде был главный дирижер Большого симфонического оркестра Ленинградского радиокомитета К.И. Элиасберг. Билеты разошлись очень быстро – все, кто мог ходить, стремились попасть на этот необычный концерт.

Готовились к концерту и на передовой. В один из дней, когда музыканты еще только расписывали партитуру симфонии, командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант Л.А. Говоров пригласил к себе командиров-артиллеристов. Задача была поставлена кратко: во время исполнения Седьмой симфонии композитора Шостаковича ни один вражеский снаряд не должен разорваться в Ленинграде! И артиллеристы засели за свои «партитуры». Прежде всего был произведен расчет времени. Исполнение симфонии длится 80 минут. Зрители начнут собираться в Филармонию заранее. Значит, плюс еще тридцать минут. Плюс столько же на разъезд публики из театра.

9 августа 1942 года в зале Ленинградской филармонии состоялось исполнение Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Транспорт не ходил, люди шли пешком, женщины — в нарядных платьях, но эти платья висели, мужчины — в костюмах, тоже будто с чужого плеча… Зал был переполнен и К.И. Элиасберг взмахнул своей дирижерской палочкой. Позже он вспоминал: «Не мне судить об успехе того памятного концерта. Скажу только, что с таким воодушевлением мы не играли еще никогда. И в этом нет ничего удивительного: величественная тема Родины, на которую находит зловещая тень нашествия, патетический реквием в честь павших героев — все это было близко, дорого каждому оркестранту, каждому, кто слушал нас в тот вечер». Надо было видеть, с каким волнением слушали люди осажденного города музыку, о которой так замечательно сказал потом Алексей Толстой: «…Красная Армия создала грозную симфонию мировой победы. Шостакович прильнул ухом к сердцу Родины и сыграл песнь торжества…».

2 часа 20 минут в городе была необыкновенная тишина – артиллеристы задали гитлеровцам такой «концерт», что те так и не смогли дать по городу ни одного выстрела. Операция огневого подавления вражеских батарей называлась «Шквал». «Басовую» группу «оркестра» составили орудия главного калибра морской артиллерии Краснознаменного Балтийского флота. «Дирижером» артиллерийского «оркестра» был назначен командующий артиллерией 42-й армии генерал-майор М.С. Михалкин. Во время исполнения симфония транслировалась по радио, а также по громкоговорителям городской сети. Ее слышали не только жители города, но и осаждавшие Ленинград немецкие войска. Музыка в тот день вновь была в одном боевом строю с борющимися ленинградцами, и это понимали все.

Через несколько лет после войны двое туристов из ГДР, разыскавшие Карла Элиасберга, признались ему: «Тогда, 9 августа 1942 года, мы поняли, что проиграем войну. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх и даже смерть...». Это ли не глубокий смысл блокадного Ленинграда? История создания скульптурной композиции неизвестна. Можно лишь предположить, что Погорелов создал данную работу под впечатлением от Седьмой «Ленинградской» симфонии Д.Д. Шостаковича, по праву являющейся не только одним из величайших художественных произведений отечественной культуры XX века, но и музыкальным символом блокады Ленинграда.


Погорелов Василий Михайлович (1895–1980).

Скульптор

В 1918 году окончил Казанскую художественную школу, где был вольнослушателем. Учился у Н.И. Фешина, П.П. Бенькова.

В 1918–1920 годах служил в рядах Красной Армии. В 1920–1923 годах преподавал рисование в школах Симбирска (ныне Ульяновска). В 1923–1929 годах учился в ВХУТЕМАСЕ-ВХУТЕИНЕ в Москве у В.И. Мухиной, М.Г. Белашова и И.М. Чайкова. По окончании обучения вступил в АХР.

Член Союза художников СССР с 1932 года. В 1929–1932 годах учился в аспирантуре студии им. Андреева у профессора А.Б. Матвеева.

В 1942–1944 годах воевал на фронтах Великой Отечественной войны, пулеметчик.

В 1944 году демобилизован по инвалидности.

Подпишитесь
на рассылку

Получайте новости о последних событиях музея